Собственный почерк. Один из самых опытных электрогазосварщиков «Самотлорнефтегаза» — о секретах профессионального долголетия

На правах рекламыСобственный почерк. Один из самых опытных электрогазосварщиков «Самотлорнефтегаза» — о секретах профессионального долголетия
Андрей Бондарь
У электрогазосварщика ЦЭРТ-2 АО «Самотлорнефтегаз», дочернего общества НК «Роснефть» Андрея Бондаря — полувековой юбилей. Речь вовсе не о возрасте, а о трудовом стаже. И он уверен: ещё не один шов спаяет на трубопроводах Самотлора.

«Моё!» — на такой мысли я себя поймал, как только создал собственными руками сварочную дугу. Было это в профтехущилище города Коростеня, куда я поступил после 8 класса, — охотно начинает беседу по телефону Андрей Андреевич. — Слегка постучал электродом по металлу, и искры полетели. А первый шов не подвёл — ровным получился. Почин был удачен».

Быстро он учился. Выводить плавные, но точные движения, да и необходимую присадку подавать получилось практически сразу же. И лепесток живого огня в его руках заиграл.

«Мне безмерно нравилось наблюдать за тем, как под сварной дугой податливо плавилась крепкая сталь, а затем буквально на глазах затвердевала, прочно соединяя детали, — вспоминает Бондарь события более пятидесятилетней давности и, словно уточняя, добавляет: — Правда, при этом глаза были прикрыты маской с затемнёнными стёклами. Как же без неё? Зоркость бережёт».

Ну а потом — первая запись в трудовой книжке: Коростенский завод дорожных машин. Здесь Андрей Бондарь учился у передовиков производства.

«Вырабатывал почерк. Он у сварщиков не повторяется, — признаётся Андрей Андреевич. — Каждому школьнику знакомы тетради с прописями. Вот и мы с юности стремимся добиться каллиграфического совершенства. Только при этом полотно — металлоконструкция, и не то что ошибок, даже помарок быть не должно».

Перерыв сделал только на армейскую службу. А сразу по возвращении без раздумий — на завод. Казалось, жизнь устроена: есть интересная работа, за восемь лет труда на предприятии успел и уголок обжить. Но она изменилась в одночасье. Товарищ Андрея, приехавший в отпуск из Нижневартовска, уговорил ехать в столицу Самотлора.

«Что тут скажешь? Задор юности во мне всё ещё жил, наружу рвался избыток сил и энергии. И билет был куплен, — рассказывает он. — 1978 год. Нижневартовск. Словами не передать, в какую атмосферу масштабных работ и комсомольского энтузиазма я окунулся. Чтобы понять, надо это самому пережить».


  
Андрей Андреевич с нескрываемой ностальгией рассказывает о периоде возведения Белозёрного газоперерабатывающего завода, когда на площадках они трудились вместе со специалистами из Японии. Запомнились хорошо отлаженный производственный процесс, применение передовых технологий.

«Это время стало для меня большой профессиональной школой, откуда я вынес немало полезного, — рассказывает Андрей Андреевич. — До сих пор прибегаю к урокам тех лет».

Стажу, набранному непосредственно в «Самотлорнефтегазе», — тоже солидно: 24. И с тех пор место неизменно — участок, вверенный ЦЭРТ-2. При этом наш герой убеждён, что трубопроводы не строят, а сваривают. Лишь надо терпеливо и аккуратно прикреплять друг к другу детали, и сплетение составит целую систему, по которой, как по жилам, бежать живой крови земли — нефти. Надёжность — по умолчанию.

«Сварщик ведь практически куёт щит, оберегающий продукт внутри провода, не допуская его попадания во внешнюю среду. Малейшая неточность может привести к неисправимому», — рассуждает Андрей Андреевич.

Он не скрывает секрета профессионального долголетия, равно как и семейного счастья. Ответ: любовь. В первую очередь выражает чувства супруге Людмиле Степановне. А потом — профессии, к которой, как сам считает, тоже надо относиться, как женщине: выбрать одну и на всю жизнь.

«В семье сварщиков не воспитал: сын Сергей выбрал профессию буровика, одна из дочерей Снежана — нефтяник, а вторая Светлана — врач-онколог, — рассказывает Андрей Андреевич. — Зато в коллективе преемников не счесть. И я горжусь каждым».

Нотки нежности и заботы в голосе Андрея Бондаря появляются при разговоре о внуках. Их у супругов четверо.

«Подумали переехать на «большую землю». Не решились. Как там без детей и внуков-то? Постоянно думать о них и тосковать будем. Всё так и оставили на словах. Да и за 42 года прикипели душой мы к Нижневартовску. И с Самотлором мне не хочется расставаться. Тоже словами не передать — тоже надо пережить это… Вот надеваешь крагу, опускаешь маску на лицо и приступаешь скрупулёзно водить дугой по зоне шва. Если подумать, ведь во всём этом скрыта глубокая философия. Так же старательно каждый из нас оставляет следы и на дороге жизни, — говорит он и после небольшой паузы находчиво добавляет: — А от моих действий ещё и искры летят».

Подпишитесь на рассылку

и станьте одним из первых, кто будет в курсе главных новостей Нижневартовска